Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Дерево

Памяти Габриэля Гарсиа Маркеса

Есть писатели, которые создают вселенные. Но до одних идти так далеко, сквозь мистический туман, спотыкаясь на кочках, пытаясь дотянуться до сияющих дверей, откуда бьет чистый свет волшебства. Но есть и другие – те, кто берет вас за руку и ведет к порогу. Вы и не заметите, как через три-четыре предложения первой страницы погрузитесь в теплый океан, где царят иные законы. И нет никакого выбора – верить или нет. Есть лишь реальность. Потом, выныривая, мы назовем это магическим реализмом и напишем критические статьи о колубийце и его книге «Сто лет одиночества».
Может ли автор чуда умереть?  Вот ты узнаешь, что Маркес умер и ничего не трогает тебя. Ведь книга-то на полке, и там снова и снова настает понедельник, потому что воздух, солнце, небо, стены и бегонии – «все в точности как вчера и позавчера».
Но он умер. Замыслы, идеи, неоконченные предложения, недосказанные слова, наброски героев, кусочки новых миров. Сейчас его тело лежит на столе и родственники готовятся к похоронам. Уже никогда больше ни один герой не выйдет из стен его дома. Ни одного мира больше. Ни одного слова.
«В последние дни природа вела себя довольно странно: розы пахли мятой, тыквенный сосуд ни с того ни с сего упал». И вот пришла смерть. Прощай. Пусть бог будет милосерден к тебе. Ты покидаешь «земной воздух жуков и георгинов», летишь «сквозь солнечный воздух, где на исходе половина пятого», и остаешься «навеки в поднебесье, куда не смогут долететь даже устремленные ввысь птицы памяти».
Ракушка

О книгах еще

Удивительно - какзалось бы, читаю самую что ни на есть болтовню "От мая до мая" - частная переписка Чхартишвили и Рубинштейна, регулярно появлявшаяся в "БГ", а теперь изданная отдельной книгой (кстати, в очень удобном формате переплета на колечках....) - и наслаждаюсь мыслями, формулировками, формой самой разговора в письмах. И при этом - в отличии от двух предыдущих книг, о которых писала вчера - Кронгауз "Русский язык на грани нервного срыва" и Эрард "Феномен полиглотов" - нет ощущения зря потраченного времени, раздражения пустотой, бессмысленностью, кучей слов ни о чем, а есть радость присутствия при беседе двух умных и тонких человеков. Всячески  рекомендую, друзья - почитайте.
Человек

Утро. Москва....

Раннее утро. Спать хочется ужасно! Еду в машине, у водителя играет "Привет" "Секрета". Я стала просыпаться потихоньку;) - от удивления, потому что поняла, что сейчас в моей жизни совсем нет чувства ностальгии. Только сейчас. 
Еду в электричке и читаю расхваленную МН книжку Эрарда о гиперполиглотах. История кардинала Меццофанти, знавшего более 60 языков. Удивляюсь - за последнюю неделю в руки мне попадает уже вторая книга, написанная в манере "болтовня обо всем помаленьку" - предыдущая - Максима Кронгауза - о современном состоянии русского языка. Ожидания иного. Авторы скользят по поверхности воды, наводняя;) текст множеством примеров, отвлекаясь на мелочи, словно подражают гиду, обязанному развлекать гостей столицы следующие два часа.

Collapse )
Лотос

Современная царевна-лягушка - 8

Предыдущие главы смhttp://a-doni.livejournal.com/27761.html
http://a-doni.livejournal.com/28354.html
http://a-doni.livejournal.com/29226.html
http://a-doni.livejournal.com/31508.html
http://a-doni.livejournal.com/37354.html
http://a-doni.livejournal.com/39896.html
http://a-doni.livejournal.com/49596.html

Молния сверкнула на головой Ивана. Волк резко бросился вправо, так, что юноша с трудом сумел удержаться, цепляясь за шерсть.

- Так мы долго не продержимся, - мелькнуло у него в голове, и он полез за пазуху, куда запихал сверточек от старушки из леса. Но в этот момент очередная вспышка озарила поляну, и Волк взвыл - молния все-таки попала в него. Скуля, из последних сил, Серый кинулся за Башню и нос к носу столкнулся с Еленой, обеспокоенно наблюдавшей лихие виражи ковра и отчаянные прыжки волка по поляне.

- Сюда, - крикнула девушка, но Волк покачнулся и упал. Ковер с царевичем приближался, и Иван, взвалив своего "коняна спину, пошатываясь, последовал за царевной внутрь Башни.

- Дай, посмотрю, - отпихнула Елена Ивана, и ахнув от рваной раны на правом боку волка, принялась тихо шевелить губами. Тут Иван осознал, что девушкой он сможет полюбоваться и попозже, а сейчас, пожалуй, наступил тот самый "крайний" случай, и решительно развернул сверточек. И издал горестный стон:


Collapse )

Человек

Удивительно, что сегодня

В 1517 году Мартин Лютер прибил на дверь церкви в Виттенберге 95 тезисов и положил начало Реформации.
А спустя почти 300 лет, в 1811 году, был открыт Царскосельский императорский лицей!

PS - ни слова о Хэллоуине!;)
Лотос

Современная царевна-лягушка. 7

Предыдущие главы см. http://a-doni.livejournal.com/27761.html#cutid1
http://a-doni.livejournal.com/28354.html
http://a-doni.livejournal.com/29226.html
http://a-doni.livejournal.com/31508.html
http://a-doni.livejournal.com/37354.html
http://a-doni.livejournal.com/39896.html

Волк стремительно мчался по лесу огромными прыжками. Иван, вцепившись в жесткую шкуру на спине, решил довериться своем "коню".   Некоторое время герои молчали, но потом Иван осознал, что он, бросив все свои дела, помчался на поиски в неведомые земли малоизвестной ему девицы. 
- Да что это со мной такое случилось? - спросил он себя и услышал в ответ
- Так это проделки Бабы-Яги, как пить дать!
Последовала пауза в разговоре: Волк продолжал бежать как заправский скакун, а Иван осмысливал его ответ. Спустя минуты две он воскликнул:
- То есть вы хотите сказать, что Вы еще и телепат! 
- Я вообще многое умею, - усмехнулся Волк, и продолжил:

Collapse )
Дерево

Пространство стихосложения

Утро. Рассвет.
Фонари еще горят, небо сереет, тучи клубятся над головой.
Трава где-то еще зеленая, но листья уже почти исчезли.
Патриция Каас на плакате кутается в меха - 
И, правда, холодно. 
Навстречу идет странная пара - она в белой меховой шапке спрашивает его по-английски: ты хочешь говорить по-русски или по-турецки. 
И собака пробегает. Мимо. Белая и худая, как одежда, продуваемая насквозь.
Розовая Эйфелева башня на вывеске светится и сзади гудящий звук наполняет улицу....
- Может быть, космический корабль? Марсиане, и вот они тоже морщатся от ветра и одиночества в этом странном городе, где огни кажутся инородцами на рассвете октябрьского дня, где и люди - как заблудившиеся овцы в горах. 
- Нет, всего лишь маленький механический уборщик.
- И как же слагать стихи здесь?
- Только, если ты ощущаешь воздушный пузырь мира рядом с собой: проколоть иглой его дрожащую стенку, создавая пространство стихосложения.
Дерево

Дома. Хемингуэй. Пикассо. Ахматова

Так странно - я дома. Играет Вивальди. Я дочитала в поезде "По ком звонит колокол" и не знала, куда же мне деться от ощущения Марсия, которому Аполлон сдирает кожу (всегда меня ужасает до озноба этот сюжет...). Такой страх - не примитивный страх смерти, а ужас существования. И он все-таки будет стрелять в этого фашиста, несмотря на то, что "Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесёт в море береговой Утёс, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе". 
Два года назад я так содрогалась от Герники... удивительно, сколько времени она выставлялась в США, а потом снова - война в Ираке, Югославия.... Нет, человечество вовсе не прогрессирует в своем развитии.
В этот раз меня как-то - не то чтобы поддержала, но позволила вздохнуть - Ахматова - читала "Шиповник цветет".

И это станет для людей

Как времена Веспасиана,

А было это - только рана

И муки облачко над ней.


Море

Грусть

Грусть
Приходит посреди людных улиц,
В храме, в тени платанов,
И яркое солнце не мешает ей проливаться
На мостовую, смешиваясь с высохшими листьями;
Велосипед катится по площади,
Колеса медленно вращаются, 
И череда лиц мимо, мимо;
Божья матерь держит Его на руках,
Склонив голову и созерцая твое горе,
Банальное, как и многое на этом свете;
Камни на лестнице блестят, словно отполированные
И я спускаюсь ниже и ниже,
И ухожу.
Но грусть идет рядом 
И тихо шепчет мне на ухо 
Слова расставания.
"Одиночество - это всего лишь иллюзия"  
Или "мы все одиноки" - выбирай, что тебе по душе,
А я буду слушать музыку и смотреть на старую карусель, 
Где кони и кареты кружатся, и огни блистают,
И все повторяется.
Дерево

Приключения дриады Люси

Однажды среди обычных цветов ранним утром погожего июльского дня появилась маленькая белая ромашка. С виду она казалась совсем обычным цветком – белые лепестки, желтая серединка и тонкий стебелек с маленькими зелеными листиками. Но все вокруг немедленно почувствовали дуновение волшебного ветра и немедленно принялись обсуждать новый цветочек. Колокольчик сказал, покачивая фиолетовыми головками своих цветов:
- Давно я не встречал такого чудесного цветка. Посмотрите только, какие у нее идеально ровные лепестки. И мне кажется, - тут колокольчик немножко позвенел на ветру, - что это может быть тот самый колдовской цветок, который нам обещала колдунья из Леса еще прошлой весной…
Иван-чай сердито нахмурился.
- Мне кажется, колокольчик, что ты говоришь чепуху! Ну, где это видано, чтобы ромашки были колдовскими цветами? Совершенно обычный цветок, точно тебе говорю!

Collapse )